Москва объяснила Парижу права человека

0 Просмотр Комментарии выключены

МИД России напомнил, что разгоны «желтых жилетов» во Франции привели к 11 смертям  Резиновые пули, водометы, облака слезоточивого газа – все эти методы применяют власти Франции во время акций «желтых жилетов». И тем не менее Париж попрекает Россию за якобы слишком жестокое отношение полиции к участникам незаконного митинга 27 июля. Москва не осталась в долгу и сравнила последствия для митингующих в ходе акций в столицах России и Франции.

В среду Москва ответила на «озабоченность», которую ранее выразил Париж по поводу разгона акций протеста в центре Москвы 27 июля. МИД России напомнил МИДу Франции о том, как грубо совсем недавно французская полиция разгоняла шествия «желтых жилетов». Представитель МИДа Мария Захарова перечислила, что французское МВД опробовало на собственном населении: от слезоточивого газа, шумовых гранат и водяных пушек до массовых задержаний. «Митинги не были согласованы, полиция действовала, как будто имела дело с иностранными оккупантами, а не собственным же населением», – написала Захарова в Facebook.

Дипломат также напомнила, что за время кризиса с «желтыми жилетами» 11 человек во Франции погибли, а 2,5 тыс. были ранены. При этом 1,8 тыс. сотрудников сил безопасности получили травмы, а порядка 9 тыс. человек были задержаны. «После этого не Парижу учить кого бы то ни было пропорциональности реакции», – добавила Захарова. 

Напомним, в субботу радикальная оппозиция устроила в центре Москвы несанкционированную манифестацию, которая сопровождалась беспорядками. Участники акции перекрывали Садовое кольцо и Большую Дмитровку, бросали куски асфальта в сотрудников полиции и распыляли газ, в результате чего пострадали восемь сотрудников Росгвардии. Приняли участие в акции 3,5 тыс. человек, причем 700 из них – журналисты и блогеры. Задержаны были более тысячи человек, причем более половины из них оказались приезжими.

Примечательно, что российские оппозиционеры часто критикуют власти за «излишне жесткое» обращение с демонстрантами, приводя в пример западные демократии. Однако в таких странах, как Британия, Германия, Италия, Швеция и Франция применяются куда более строгие меры в отношении протестующих.

Например, во Франции организация акции на улицах с активным движением без предварительной заявки становится уголовным преступлением, которое грозит организатору шестью месяцами заключения и штрафом 7,5 тыс. евро (более 530 тыс. рублей). Право разогнать собравшихся с применением силы правоохранители имеют уже после двух безрезультатных призывов разойтись.

Похожие меры, в том числе аресты и крупные штрафы, предусмотрены и в законах Италии, Германии, Великобритании. Разгон митинга в Италии возможен в случае, если тот перерастает в бунт, в ходе которого участники акции протеста позволяют себе «надругательство над государственной символикой или глумятся над властями страны». В Швеции штрафы за несанкционированные митинги вообще отсутствуют, однако в случае нарушения закона митингующим грозит до четырех лет тюрьмы.

С точки зрения английских законов насильственные или немассовые беспорядки – это действия трех и более лиц, заставляющие других граждан опасаться за свою безопасность. Предусмотренное законом наказание – до пяти лет тюрьмы и штраф. На территории Германии публичные призывы к участию в запрещенном собрании подлежат наказанию в виде года тюрьмы или штрафу.

Для сравнения: в России по статье об организации массовых беспорядков, участии в них и призывах к ним (ст. 212 УК) предусматривается наказание от 8 до 15 лет лишения свободы за организацию беспорядков, от пяти до десяти лет за вербовку, до двух лет за призывы и от трех до восьми лет за участие. Но практика такова, что в Евросоюзе протестующие получают реальные сроки, в России же чаще всего отделываются простыми задержаниями или недолгими арестами.

Например, Хамовнический суд столицы лишь оштрафовал одного из главных действующих лиц субботней акции, оппозиционерку Любовь Соболь, на 30 тыс. рублей за нарушение правил проведения митинга – и отпустил ее. При этом московская полиция воздерживалась от использования спецсредств, которыми охотно пользовались их коллеги в Париже – от водометов, слезоточивого газа и тем более от резиновых пуль.

Так почему же Запад считает себя вправе критиковать Россию, власти которой применяют куда более мягкие меры? Телеведущий Владимир Соловьев заявил газете ВЗГЛЯД, что там не видят собственного лицемерия. «На эту тему в свое время было сказано: «В чужом глазу соринку видеть, а в своем бревна не замечать», – сказал Соловьев.

По его мнению, западные страны искренне считают, что вправе диктовать другим. «Считают себя выше. Это как «бремя белого человека». А мы – дикари, которым надо объяснять. Уверены, что они – это цивилизация, а мы непонятно кто и неясно, что мы, такие большие, делаем рядом с ними», – добавил он.

По его словам, в России уже не обращают внимания на такие упреки. «Мы понимаем, что им тяжело и смотрим на них с сочувствием», – сказал журналист. Он также считает, что Западу стоит заняться другим, более полезным делом. «Лучше бы провели честное расследование и сказали, а сколько оппозиционеров в России получают поддержку от Запада», – заключил он.

Доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш заявил, что в таких случаях Москва может реагировать по-разному.

«Есть разные форматы. Можно все это не принимать всерьез. Можно, как Пекин, выпускать сборники нарушений прав человека в США.

Он каждый год это делает, и проводить свою линию, что рано или поздно она восторжествует. Каким-то образом отыгрывать все это надо, при том что если брать стандарты самого Запада в отношении уличных акций, то там достаточно жесткие», – пояснил Коктыш газете ВЗГЛЯД.

По мнению политолога, России и Западу стоит вести диалог для разрешения спора по поводу «правильной» реакции на несогласованные митинги. «Для анализа, для разбора можно было бы пригласить пару французских полицейских, пусть они дадут свою личную оценку», – заключил эксперт.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи